Пошлая сторона Силы...
-Извините, но нам нужно отвести вас к нам в штаб.
-Конечно. – Все хуже. И все веселее. Интересно, на кого я похожа? Давайте угадаю. На убийцу наверное. – Наручники надевать будете?
Лейтенант застыл, словно я достала пистолет и навела на него.
-Это признание?
-Признание чего?
-Вы подозреваетесь в участии в убийствах.
Я хмыкнула. Ну и о чем я говорила. Точно, похожа на убийцу.
-Нет, я не убийца. Но вы мне не поверите. Поэтому давайте договаривайте свою реплику, которую вы позаимствовали с американского боевика: «Вы имеете право молчать..» и так далее.
Солдаты стали возле меня, я покачала головой и протянула запястья.
-Надевайте.
Лейтенант защелкнул наручники и мне на мгновение показалось, что они сейчас оживут и откусят мне кисти. Но ничего, все обошлось – наручники не ожили, мои руки остались там, где им и положенно было быть, а немного сумасшедшая часть меня с безумным смешком запрыгала мячиком внутри моей черепушки. Все путем.
Дальше все было так, как я себе и представляла – меня привели в здание банка на окраине города. Почему именно банка? Наверное потому, что это было наиболее защищенное здание из всех доступных. Потом допрос у милого молодого человека. Пожалуй правильнее всего назвать его так. Я улыбалась, кивала, отвечала, кивала и снова улыбалась. Потом пришел мужчина постарше. Комедия повторилась с самого начала. Я уже чувствовала себя марионеткой на ниточках – вот меня дергают так, и я киваю, а если вот так – то говорю. Потом меня оставили на некоторое время сидеть самой. Да Бога ради. Я догадывалась, что за мной наблюдают, но вряд ли им это что-то даст. Я положила голову на колени и начала гладить себя по волосам. Все правильно, если до этого момента они и сомневались, то эта поза должна убедить их штатного психолога, что я просто одна из напуганных штатских. Я лежала, ощущая щекой ткань джинсов и знала – на улице темнеет. Погода испортилась, как позавчерашний суп, который не поставили на ночь в холодильник. На небо нашли тучи, ветер стал холодным и резким. Подступающая темень уже звала меня. Но Тварь все еще сидела в своей норе, и уже за это я готова была петь гимны Светлым до конца этого года. Или до конца двух лет. А может и до конца своей жизни. Сейчас во мне шептал только голос грядущей темноты, не более того. К нему я была привычна. Меня отпустили домой, как и следовало ожидать. Как и следовало ожидать, я шла по широким улицам, где уже не ездили машины и не горели фонари. Как они ухитрились отпустить меня домой на ночь глядя, да еще и без нескольких сопровождающих понятия не имею. Наверное они очень хотели найти поутру мой труп. Вряд ли им это удасться. Я шла точно по средине улицы, точно модель по подиуму, не было только софитов. Наверное местная нежить постаралась. Хотя кто знает, может лампочки перегорели из-за здешней страсти ночи. Кто знает…
Я брела по главному бульвару, город был пуст, затаен и испуган. Светились окна, а в воздухе горел огнем страх, боязнь тех, кто жил за этими окнами. Город дрожал, словно дрожала его душа. Асфальт мерцал у ног искрами – мое ночное зрение снова улучшилось. Небо подернулось пятнами облаков, словно больной в приступе горячки. Мне хотелось поднять голову и расхохотаться в это больное небо. В лицо больного города. В душу здешнего прокаженного. Может я действительно с-ума-сошла? Может…А может и нет. Я знала, что нет.
Я шаркала ногами по дороге и вспоминала зиму моего детства. Холодную снежную зиму, когда люди запускали зеленые и красные ракеты, и они висели в небе словно волшебные огни, вспоминала тот холод, очищающий и бодрящий, а не эти сырые влажные малярийные зимы. Я знала, что за мной следят глазами тени, но я знала и то, что тени будут только следить, они не нападут. Что-то струилось от меня, что-то, что я и сама не понимала. Истинная магия. Ее не чувствуешь, а только видишь результат ее воздействия. Небо вздрогнуло, словно огромная черная лошадь нервно дернула шкурой. Звезды вспыхнули искрами на маслянно-нефтянной пленке. Кто знает почему…А может у меня просто галлюцинации. Я брела домой. Единственное что я знала точно – что все те, кого я предупредила, кому сказала убираться отсюда, все они остались здесь. В том числе и я.
Глава 14

На мое удивления я пришла домой вполне нормально. На меня не напали вампиры, меня не попытались утащить куда-то и сожрать, не было даже попытки напугать до полусмерти или расчленить. Я пришла домой, словно мой город – один из тех сказочно-сахарных городов, которые изображают в мюзиклах. Нет в них маньяков, убийц, насильников, наркоманов, пьяных юнцов, безумных, похотливых, шлюх, СПИДа, разбитых окон, убитых девушек, обблеванных переулков, парков со скверной репутацией, и уж тем более нет в них вампиров, теней зла и одержимости Сущностью. Одним словом, город-сказка, город-мечта. И следующей фразой, которая пришла мне в голову было продолжение этой песенки «Попадая в его сети пропадаешь навсегда». Не очень-то обнадеживающе, но зато более похоже на правду. Попади в сети этого города, и в итоге ты окажешься там, откуда не возвращаються никогда – в могиле.
Я зашла домой и никто не попытался утащить меня в темноту, в одержимые тени. Я легла спать – и небо взрывалось надо мной вспышками никогда не виданных звезд и созвездий. Я спала и мне снились сны на мелодии песен «Агаты Кристи». Во мне кипели страсть, похоть и жажда, желание, хотелось найти то ли партнера для секса, то ли просто пищу для плоти и силы. А снаружи бурлила ненависть и злоба. Желание мести. А потом мне снился круглый и многоугольный коридор из зеркала, завитый словно раковина. И меня утащило.

@темы: графоманство, безумное